История одного графа

Текст впервые опубликован в журнале MegaGame N2, 2001.

Милорд! Вставайте, милорд! — голос пробивался сквозь ватное одеяло сна. Граф Крондейл нехотя перевернулся в своей необъятной постели.

— Ну что там у тебя, Сэм? — раздался его глуховатый спросонья голос.

— Вставайте, граф, вас ждут великие дела! — ответствовал верный паж.

Граф приподнялся на одном локте и посмотрел вокруг. Солнце золотило левую сторону небосклона и пробивалось своими лучами сквозь цветные витражи узких готических окон замка. Света еще не хватало, чтобы осветить все подробности окружающей действительности, но граф разглядел озабоченное выражение на лице слуги.

— Какие еще дела, черт их всех побери?

— К вам посыльный от Его Величества. Кроме того, графиня уже начала завтракать и выражает недовольство вашим отсутствием. В двенадцать у вас заседание Совета. После этого — смотр войскам…

— Сэм, не так быстро! Лучше подай одежду.

Пока граф одевался, солнце уже достаточно поднялось для того, чтобы полностью осветить замок. Он был расположен высоко в горах, его узкие башни, казалось, задевали облака, но толстые, массивные стены были практически неприступны. Около конюшни слуги задавали корм гнедому красавцу-жеребцу в клочьях пены — королевские посыльные всегда пользовались лучшими конями во всем королевстве.

Одевшись, граф спустился в трапезную. Графиня метнула на него отнюдь не ласковый взгляд, но граф давно уже привык к такому отношению со стороны супруги и никак на него не прореагировал. Вместо этого с аппетитом набросился на поданный бифштекс — он не признавал «здоровый образ жизни» жены и всегда ел так, как будто это был последний раз в его жизни. Насытившись, он взял бокал вина и обратился к графине:

— Мэри, мне приснился удивительный сон. Будто бы я — предводитель странных синекожих существ, которые почему-то называют себя «эльфами», варят грибной шнапс и воюют с гигантскими муравьями. Я уже почти что победил в этой странной войне, но тут Сэм так некстати потревожил мой сон и развеял столь забавную иллюзию…

— Дорогой, если ты будешь и дальше столь злоупотреблять напитками, содержащими этанол в массовых количествах, то я опасаюсь, что синекожим станешь ты сам, а гигантские муравьи будут преследовать тебя не только в царстве Морфея, но и наяву. Что же касается эльфов, то один из них — кстати, королевский посыльный — уже час дожидается тебя в приемной, и непохоже, что столь длительное ожидание им аудиенции пойдет на пользу твоей репутации при дворе, — как всегда немногословно произнесла графиня. Но граф, не обратив особого внимания на все эти измышления, уже направлялся в приемную.

— Его сиятельство граф Крондейл! — провозгласил мажордом, когда королевский посыльный наконец-то удостоился чести лицезреть милорда. Граф придирчиво оглядел посыльного. Тот действительно был эльфом, его уши были слегка обвислые, но кожа, как и следовало ожидать, была нормального цвета. Граф внимательно всмотрелся, пытаясь разглядеть хоть немного синеватого оттенка, но тщетно. «И приснится же такое — эльф с синей кожей», — с досадой подумало его сиятельство, вспоминая ночные видения. Посыльный тем временем склонился в церемониальном поклоне и произнес ритуальную фразу:

— Элен сейла люменн оментиэльво!

После чего он выпрямился и сказал:

— Мой повелитель, Король Артур просит и требует, чтобы Ваше сиятельство сей же час, — тут он покосился на остановившиеся, покрытые паутиной часы в углу комнаты, — собрали все свое войско и выступили на поиски чаши Святого Грааля, кою Чашу при обнаружении следует немедленно доставить ко двору Его Величества для вящей славы Королевства. Мерлин, волшебник при дворе Его Величества, тайными магическими тропами прознал, что Чаша находится не далее чем в четырех днях пути от вашего замка, но более открыть завесу тайны не смог. Его Величество милостиво дарует три месяца на поиски священной Чаши, а также право на аннексию любых нейтральных земель, буде таковые найдутся на пути к Чаше. В том же случае, если Чашу обнаружить не удастся, вашему герцогству будет объявлен Mission Failed и прочая, и прочая, и прочая.

При этих словах лицо графа чуть само не стало таким же синим, как у эльфов в его снах. Mission Failed! Хуже этого мог быть только Format Complete. О таких мерах не слышали уже многие века. Летописи хранили страшные свидетельства разрушительного воздействия секретной королевской магии на ленные владения непокорных или провинившихся лордов. Mission Failed означал, что герцог будет вынужден, аки мифологический Сизиф, вновь и вновь бродить по бывшей своей земле в тщетных поисках неуловимого артефакта. Но даже если он и найдет его, то не сможет им воспользоваться, ибо новый владелец замка, получив то же самое задание, не остановится ни перед чем, чтобы завладеть им. В страшных сказках и темных легендах был описан также и Format Complete, после которого от прежнего графства осталась только ровная площадка, покрытая травой, и ничто не напоминало о том, что здесь когда-то кто-то жил…

К этому моменту посыльный уже дочитал свиток и застыл в почтительном ожидании, сквозь которое слегка проглядывало с трудом скрываемое злорадство. Граф слегка пришел в себя и произнес:

— Да будет известно Его Величеству, что найду Святую Чашу я, ибо верный вассал я сюзерену своему! — произнеся ритуальную фразу, он с такой яростью посмотрел на гонца, что тот, слегка побледнев, поспешил покинуть графские покои и замок. Граф же проследовал в залу, где уже собирались члены Совета Графства. Он хмуро оглядел собравшихся. Военный советник, советник по подданным, советник по податям, главный Следопыт… Никто из них, знамо дело, и слыхом не слыхивал о Святой Чаше, разве что Следопыт где-то краем уха лет десять назад, и вообще это был не он.

— Ваше сиятельство, подданные нижайше просят построить им хотя бы таверну для прославления Вашего сиятельства, — начал советник по подданным.

— Но это обойдется казне в 500 золотых дукатов! — напомнил советник по податям. — Лучше уж построить новое здание Управы, тогда мы сможем собирать вдвое больше налогов…

— Что позволит нам построить сторожевые башни, вырыть ров и укрепить стены замка, — закончил военный советник.

— Если же вы, Ваше сиятельство, не желаете лично возглавить поиски Чаши, Гильдия Следопытов готова предоставить самого знающего искусника тайных троп Ваших земель, — закончил Следопыт.

— Это тебя, что ли? — вопросил граф, недоверчиво оглядывая его штаны из синей рогожки и белую куртку-безрукавку с выцветшим вышитым наговором. На простом языке наговор читался как Hitler Kaputt и предрекал скорую смерть всякому, посягнувшему на его владельца. На графа наговор не действовал, поэтому он добавил:

— Ишь ты, искусник троп выискался… Ужо мне!

После этой фразы граф на минуту впал в легкую задумчивость, чуть было не окончившуюся серьезной озадаченностью, но вовремя вышел из транса.

— Итак, прошу и требую, чтобы таверна для подданных моих построена была к утру завтрашнему! Управу же возводить, как только податей в достатке будет. Стены же укреплять тогда будем, когда в избытке камня обнаружим, ибо ведомо мне, — тут он пристально посмотрел на всех советников, — что хоромы разные каменные в городе строятся, а подновить стены замка недосуг… Сам же я повелеваю выступить войску верному моему, дабы исполнить повеление сюзерена моего в срок.

Закончив речь, граф распустил совет и приказал готовить себя в дорогу. Поразмыслив, он решил заручиться поддержкой магов, имевших в замке свою башню. Протиснувшись в узкий дверной проем магической Гильдии, он оказался в тесном помещении, слабо освещенном вытянутыми окнами с цветными витражами. Пахло ладаном и чертями. «Вот же маги, и чертей ладаном пользоваться приучить могут», — подумал граф, но в этот момент перед ним сгустился воздух, и из сгустка шагнул аколит Гильдии. Был он в белом плаще, а в правой руке держал пылающий магический жезл красного цвета. Склонившись в полупоклоне, он произнес:

— Ваше сиятельство! Дошло до нас, что в дорогу собираетесь вы. Вестимо ли вам, что великая сила… гм… магия способна поразить ваших врагов и защитить вас и вашу свиту, сделать видимым невидимое, слышимым неслышимое, съедобным ядовитое… Я чувствую в вас великую силу…гм.. магию («Примерно второй уровень», — прибавил он шепотом), и всего за 500 дукатов Гильдия уступит вам Магическую книгу со всеми заклинаниями, которыми мы обладаем.

Граф, слушавший, как обычно, вполуха, при упоминании денег встрепенулся.

— ЦЕЛЫХ 500 ДУКАТОВ ЗА КНИГУ??? — проревел он.

— Всего 500 дукатов, Ваше сиятельство! Вдобавок, вы бесплатно получите кожаный переплет, подарочную пергаментную упаковку, набор гусиных перьев для записи новых заклинаний, мешочек чернильных орешков и магический пояс, инкрустированный изумрудами. Кроме того, вам предоставят 50% скидки на любое последующее заклинание в любой магической башне королевства.

— Ну если пояс бесплатно, тогда… по рукам, — пробормотал обескураженный напором граф, напоследок подумав: «А перья-то мне зачем? Я же писать-то не умею…».

Обзаведясь магической книгой, граф немедля попытался произнести заклинание, которое показало бы, где находится Чаша Грааля. На мгновение взор его заволокло дымом, а потом он увидел невысокое деревянное строение, которое показалось ему странно знакомым. Не успел граф сообразить, где бы он мог это встречать раньше, как видение исчезло. Граф произнес заклинание еще раз, но образы не возвращались. Он разгневанно обратился к аколиту:

— Ты что же мне подсунул? Одноразовую книгу?

Аколит, выставив вперед свой жужжащий жезл, успокаивающе произнес:

— Ваше сиятельство, на сегодня у вас закончилась мана. Завтра она вернется вновь.

— Мана?! Про ману ты ничего мне до сих пор не говорил! — тут граф потянулся за своим мечом, чтобы проучить наглеца, но воздух сгустился вновь, и аколит постепенно исчез. Видимо, у него маны было еще вполне достаточно.

— Хоттабыч чертов, — пробормотал граф и вышел на свежий воздух…

На следующий день войско выступило. Таверна была уже отстроена, пахло свежесваренным пивом, и боевой дух гвардии отдавал перегаром. Впереди на белом коне ехал граф, справа от него на гнедом жеребце восседал Следопыт, а слева на муле трясся придворный алхимик с мешком артефактов. Дорога от замка вела вниз, огибала непроходимые скалы и превращалась в прямую просеку, разделившую близлежащий лесной массив на две почти равные части.

Не прошло и часа, как впереди на дороге стали заметны клубы пыли, и через несколько минут показался всадник. Приблизившись, он спешился и подошел к колонне:

— Ваше сиятельство граф Крондейл, хотя и не имел чести ранее видеть вас, позвольте представиться — шевалье де Тюратам.

— Да не оскудеют ваши угодья, шевалье, но позвольте поинтересоваться, как вы узнали мое имя? — удивился граф.

— О, в этом нет никакого секрета, граф, я немного практикую магией и способен узнавать имена людей, а также свойства предметов. Да, я вижу и у вас магическую книгу, позвольте полюбопытствовать?

Граф нехотя протянул просимое.

— О! Fireball! Invisibility! Lightning! Raise dead! Благодарю вас, граф, я охотился за этими заклинаниями долгие турны. С вашего позволения я скопирую их!

Не успел граф возразить, как шевалье что-то быстро произнес, и обе книги зашелестели страницами с бешеной скоростью; затем раздался хлопок, и все затихло. Граф взял свою книгу обратно и с подозрением спросил, нервно поглаживая меч:

— А вы не будете ли настолько добры, чтобы дать и мне возможность ознакомиться с вашей?

— Видите ли, любезнейший, прозревая свойства вашей натуры, открылось мне, что недостаток грамотности не даст вам возможность что-либо понять в моей книге, впрочем, я с удовольствием позволю вам в этом убедиться.

Граф вырвал фолиант из рук шевалье и начал лихорадочно его листать. Когда он вернул его, взгляд его потемнел от гнева.

— Так значит, сударь, я по-вашему, недостаточно грамотен?

— У вас Грамотность 2, у меня 10, так что я смог прочесть вашу книгу, а вы мою — нет.

— Так значит, сударь, по-вашему, вы в шесть раз меня грамотнее?!

— Любезнейший граф, ну во-первых, не в шесть, а в пять, а во-вторых, у вас, как я вижу, и с арифметикой не все в порядке.

— Вы ответите за оскорбление!!!

— Несомненно, любезнейший граф, но сначала вам придется победить мое войско. — И шевалье внезапно протрубил в рог.

Граф поднял глаза и огляделся вокруг. Из окружающего дорогу леса выступили шеренги снайперов в зеленом, почти сливающиеся с окружающей их листвой. Снайперы подняли свои луки, наложили стрелы и натянули тетивы. «Урон около шести, без штрафа за дальность боя», — машинально подумал граф, но замешательство его было недолгим. Он подтянулся в седле, пристально посмотрел на рог, который шевалье до сих пор держал в руке, и сказал негромко, но отчетливо:

— Быть может, сударь, вы и шибко грамотный, но вот Лидерства вам явно на хватает. Сейчас я покажу вам, что такое настоящий полевой командир.

С этими словами граф приподнялся на стременах, обернулся к колонне копейщиков и рыцарей и заорал, причем явно на уровне эксперта:

— ОРЛЫ! В ШЕРЕНГУ ПО ДВОЕ ПОВЗВОДНО НА ОДНОГО ЛИНЕЙНОГО ДИСТАНЦИЯ НЕЧЕТНЫЕ ВЗВОДА НАПРАВО ЧЕТНЫЕ НАЛЕВО ОРУЖИЕ К БОЮ В ШАХМАТНОМ ПОРЯДКЕ СТАНОВИСЬ!!!

Побелевший шевалье с раскрытым ртом наблюдал за тем, как напротив каждой шеренги его снайперов становилась такая же шеренга копейщиков и рыцарей с занесенными копьями и мечами. Снайперы, не ожидавшие такой прыти от противника, также пребывали в замешательстве. Граф меж тем подозвал своего алхимика и начал спешно копаться в мешке артефактов, притороченном к луке его седла. Вынув шлем странной формы с двумя рогами, он водрузил его на себя. Войска графа взревели от боевой ярости, лица их, и без того красные от утренней мотивации в таверне, стали кирпичного цвета. «Шлем Берсерка», удовлетворенно подумал граф и продолжил поиски. Скоро из мешка были последовательно извлечены: Черный Меч, Медаль «За Храбрость», Орден Русской Бани и Сапоги-скороходы. Все эти бесценные сокровища были тут же и надеты, на что войско реагировало очередными грозными кличами. С сапогами, правда, вышла небольшая заминка, так как они оказались на три размера меньше. Недолго поразмыслив, граф кинул их обратно в мешок, ибо войско его и так представляло собой грозную силу.

— Мы, может, сударь, академиев и не кончали, — заметил граф, обращаясь к шевалье, — но в военном деле кое-что разумеем. Видите вон тех птичек над каждым взводом? Это орлята боевого духа (две атаки за турн). А подковки на цепочках, которыми размахивает каждый десятник? Это на удачу (двойное повреждение при атаке). Так что вот такие дела, сударь. Я позволю вам убраться отсюда целым, если вы, сударь, сдадите все свое обмундирование. В противном случае мне придется только махнуть рукой, и…

Бледность шевалье приобрела слегка синюшный оттенок. Он как во сне побросал все свои многочисленные предметы обихода и, пятясь, начал медленно отступать к своей лошади. Вскочив на нее, он поскакал по одной из боковых троп, отходивших от дороги. Граф с ухмылкой следил за ним до тех пор, пока он не скрылся за деревьями. После этого он обратился к снайперам:

— Ребята, вы поставили не на ту лошадь. Даю вам три минуты, чтобы сдать оружие и разойтись по домам. Впрочем, если вам больше нравится умереть здесь и сейчас, это ваш выбор.

Через десять минут инцидент был полностью исчерпан. Графский обоз пополнился коллекцией из полусотни отличных луков с полным боекомплектом, а мешок алхимика — странным ожерельем и кольчугой, почти невесомой, но необыкновенно прочной. Кроме того, граф, взяв в руки магическую книгу шевалье, внезапно ощутил, что в состоянии разобрать некоторые строки. В его голове внезапно мелькнула мысль: «Уровень грамотности — основной», но поскольку граф не смог понять, о чем это он, мысль осталась недодуманной.

К вечеру следующего дня отряд вышел к месту, которое явно использовалось для привалов всеми проходящими по этой дороге. В центре достаточно большого утоптанного пространства даже тлел костер. «Графпожнадзора на них нет», — подумал граф и послал затушить костер. Вернувшиеся слуги протянули ему обнаруженный около кострища небольшой кожаный мешочек, уже тронутый пламенем. В мешке оказалось 500 золотых дукатов. «Никогда не понимал, как это можно случайно оставлять такие суммы денег на привале», — подумал граф. Между тем к нему подошли еще два копейщика, конвоируя невыского зеленого гремлина в красно-зеленой одежде. Завидев графа, гремлин склонился в церемониальном полупоклоне и произнес:

— Увашаемый графф, вашша доблессть изфестна на многие лиги вокруг. Я и другие гремлины хотели бы приссоединиться к вашшему войсску. В благодарноссть от васс мы попроссили бы 500 солотых дукатов.

«Ну вот и деньги пристроены оказались», — с досадой подумал граф. Но пополнение войска было весьма кстати. Согласившись на предложение гремлинов, граф созвал своих советников. Следопыт рассказал о некоем обелиске, на котором будто бы может находиться указание на то, где искать пресловутую Чашу. Посовещавшись, решили продолжить путь вниз — авось обелиск окажется реально существующим объектом, а не плодом воспаленного воображения.

На следующее утро увеличившийся отряд двинулся в путь. Днем дорога привела их к одинокому форту, стоящему на холме. Посланный к нему гонец сообщил, что в форте находится фактория по пошиву одежды и управляет там некто мистер Зайтсев. Гремлины, услышав об этом, стали донимать графа просьбами приобрести им новую форму. Действительно, их зелено-красные одеяния контрастировали со строгой бело-голубой формой копейщиков и рыцарей. Граф на это пробормотал «апгрейд чертов», но требуемые двести монет выделил. Приглядевшись к вооружению гремлинов, — а вооружены они были шипастыми ядрами на цепи — он заметил:

— А метать ваши ядра вы случайно не пробовали?

Выяснилось, что о таком способе использования их оружия гремлины и не подозревали. После нескольких тренировок они вполне освоились с новым приемом боя. Переодевшись в стильную синюю форму, они приобрели совсем другой вид — ну просто продвинутые гремлины.

К исходу второй недели путешествия отряд графа добрался до ленных владений. На границе действительно стоял серый обелиск высотой в три человеческих роста. Граф спешился, подозвал к себе Следопыта и алхимика, и втроем они направились к монументу. Вблизи поверхность обелиска оказалась полированной, но никаких знаков на ней не обнаружилось. Граф задумчиво обошел обелиск и еще более задумчиво посмотрен на Следопыта.

— Ну что, сударь, как вы это объясните?

— Что именно, милорд? — произнес Следопыт, слегка попятившись.

— Ну вот это самое. Обелиск здесь, а про Чашу здесь ничего не сказано.

— Но, может быть, это не тот обелиск, милорд?

— А вы, сударь, много видели здесь каких-либо других обелисков?

— Признаться вам, милорд, ни одного.

— Вполне может статься, сударь, что этот обелиск будет последним, что вы увидите в своей жизни, сударь.

— Но милорд!

— Я даю вам один час. Если через час вы, сударь, не откроете тайну этого обелиска, Гильдии Следопытов придется выбирать нового главу. В уважение к вашим прежним заслугам вас казнят при помощи Intel Inside.

— Но милорд! — Intel Inside означал мучительную смерть на ритуальном кремниевом кристалле, из которого торчали 365 золотых прутьев с напряжением 3,3 кВ на каждом.

Но граф уже отвернулся от него и пошел к лагерю. Его одолевали мрачные мысли. Если к исходу третьего месяца он не отыщет Чашу, с ним могут сделать примерно то же самое, что он собирался сделать со Следопытом. А оказаться в таком же положении графу хотелось меньше всего. Призрак Mission Failed преследовал его днем и ночью.

Следопыт же не стал терять времени даром. Он разложил на траве около обелиска все свои магические предметы и приспособления — ультразвуковой интраскоп, лазерный дальномер, рентгеновский аппарат, автономный оптоэлектронный компьютер и самое главное сокровище — приносящую удачу белую мышку в позолоченной клетке. Подключив мышку к компьютеру, он выпустил ее из клетки, приговаривая: «Ищи, гениальная моя, ищи, единственная моя, иначе нам обоим придет каюк — меня казнят, а тебя скормят коту Логитеку». Упоминание кота возымело свое действие, и мышь деловито принялась осматривать обелиск. Примерно через десять минут она обнаружила небольшое углубление в полированном камне. С трудом протиснувшись туда, мышь нашла замаскированный разъем типа ST. Следопыт быстро подключил необходимые кабели и запустил программу сканирования. Еще через десять минут был обнаружен главный файл /etc/password, а после успешной расшифровки оного Следопыт наконец-то получил доступ к главной консоли обелиска. Полированная грань его, обращенная в левую сторону, засветилась, побежали строчки самодиагностики, проступило главное меню.

— Милорд! — позвал Следопыт.

Граф вернулся к обелиску.

— Я выполнил вашу волю, милорд! — с облегчением произнес Следопыт. — Спрашивайте, и волшебный обелиск ответит вам.

— Где находится Святая Чаша Грааля? — вопросил граф, с трудом скрывая свое нетерпение.

Следопыт зашуршал клавиатурой и погладил мышку по усикам. На мерцающей поверхности обелиска проступило изображение графского замка. Замок был виден в необычном ракурсе, как будто бы наблюдатель смотрел на него, находясь на спине одного из тех орлов, которые всегда кружат в небесной выси. Изображение начало расти, стали различимы отдельные хозяйственные постройки замка: конюшня, таверна, Гильдия магов, рынок… Но внезапно вид сменился, и взгляду открылся задний двор, непосредственно примыкавший к графским покоям. В центре изображения появилось невысокое деревянное строение, показавшееся графу странно знакомым.

— Да это же!!… — голос графа сорвался на хрип. Он внезапно вспомнил магическое видение, посетившее его в начале путешествия.

Тем временем строение заполнило весь экран, дверь его волшебным образом приоткрылась, и в его центре можно было легко разобрать золотой сосуд с двумя ручками в виде горшка причудливой формы. Сосуд был украшен драгоценными камнями и узорной резьбой. Изображение опять увеличилось, нижняя часть сосуда надвинулась на зрителей, и внезапно стало легко разобрать небольшую надпись, прихотливой вязью опоясавшую сосуд в нижней его части: «Saint Grail Cup. Made under license by Merlin Corp.».

— Оооо!!! — граф временно потерял способность к членораздельной речи. Чаша Святого Грааля, неуловимый артефакт, который разыскивался уже несколько кампаний подряд, предмет, вызвавший больше войн, чем все остальные богатства королевства, вместе взятые, вещь, которую не видел никто из ныне живущих, тайна из тайн, загадка из загадок оказалась ни более ни менее чем ночным горшком Его сиятельства. Было о чем призадуматься…

Когда к графу вернулась способность говорить, он разразился непечатными проклятиями. Иссякнув примерно через четверть часа, он собрал свое войско и обратился с речью:

— Орлы! Наш король вознамерился отобрать у меня самое святое, что есть, реликвию, которую хранили семь поколений моих предков, вещь, без которой не может существовать ни один уважающий себя граф, — БИОТУАЛЕТ С ПОДОГРЕВОМ! Крондейлы не могут снести такого оскорбления! Никто не может покушаться на естественные потребности человека — даже сам король. Мы возвращаемся в замок и идем войной на узурпатора королевского трона, ибо только узурпатор мог покуситься на самое святое. СМЕРТЬ ВРАГАМ!

Через две недели все было кончено. Королевский замок был взят, король низложен, а граф Крондейл был коронован под именем Король Артур 2.0. Много еще славных деяний совершил он в своей жизни, но это уже совсем другая история…


Примечание. Права на иллюстрации принадлежит тому художнику, который работал в MegaGame в тот период, когда там была опубликован этот рассказ. Если у него возникнут возражения против использования его работ, он может связаться со мной по почте.